Перейти к основному содержанию

Индустриальный вектор

воскресенье, 29 Марта, 2015 - 12:37

Взятый властями Новосибирской области курс на реиндустриализацию призван за пять лет на четверть увеличить ВРП, повысив конкурентоспособность региона в глазах инвесторов.

С начала лета 2014 года новосибирские промышленники живут с предчувствием больших позитивных перемен. Во всяком случае, так хотелось бы чиновникам областного правительства. В начале июня временно исполняющий обязанности губернатора, а ныне законный глава региона Владимир Городецкий объявил о задаче реиндустриализации экономики Новосибирской области — «развитие новых высокотехнологичных производств, замещающих прежние или способствующих их переводу на новую технологическую базу». За минувшие полгода Городецкий дважды возвращался к этой теме. Идея возрождения промышленности начала обретать конкретные, пока чисто бюрократические формы. Появился Совет по вопросам реиндустриализации экономики Новосибирской области — совещательный орган, призванный выявлять проблемы, сдерживающие развитие перспективных производств, определять промышленные приоритеты, содействовать внедрению отечественных инновационных разработок, а также развитию импортозамещающих производств. Вместе с губернатором в совет вошли 75 человек — чиновники, ученые СО РАН, депутаты, общественники и производственный бизнес. Укрупненно определены и целевые показатели. Реиндустриализация должна привести к 25-процентному росту ВРП к 2020 году, который достигнет одного триллиона руб­лей (по итогам 2014 года этот показатель ожидается на уровне 780 млрд руб­лей). Это достижение позволит Новосибирской области оказаться в десятке субъектов РФ с самым большим ВРП. Развитие промышленности власти связывают с федеральной поддержкой, размер которой заметно вырос на фоне экономических санкций стран Запада и задач по импортозамещению.

С развитием программы реиндустриализации новосибирские чиновники увязывают и свои надежды на четырехкратный рост (до 690 млрд руб­лей в год) объема инвестиций в основной капитал региона к 2030 году. Уже к 2019 году этот показатель должен составить 300 млрд руб­лей.

Программу реиндустриализации экономики Новосибирской области чиновники обещают разработать и утвердить к лету 2015 года.

«Это не нормально»

«Постановка стратегических задач для экономики региона точно соответствует тем целевым государственным установкам, которые были даны нашим президентом Владимиром Путиным. Они обозначены в его инаугурационных указах — прежде всего в 596-м, «О долгосрочной государственной экономической политике» — и в 603-м, «О развитии вооруженных сил и модернизации оборонно-промышленного корпуса», — пояснил на последнем заседании Совета по реиндустриализации Владимир Городецкий. Но тут же дал понять собравшимся, что новосибирский проект — уникальный, решает конкретные задачи по корректировке экономики некогда индустриального, а ныне все больше торгового сибирского региона.

«Вот с чего мы стартуем. Напряженная экономическая и геополитическая ситуация в стране. Современное положение Новосибирской области в целом соответствует общероссийскому уровню. Но если в «тучные годы», до кризиса 2008–2009 годов, наша область развивалась достаточно успешно, по данным Росстата ВРП рос со среднегодовыми темпами восемь–девять процентов, на два процента опережая среднегодовые темпы ВВП страны, то в посткризисный период среднегодовые темпы региона снизились более чем в два раза. Правда, на один процентный пункт этот показатель все-таки выше, чем показатель в целом по России», — нашелся губернатор.

По итогам 2013 года ВРП Новосибирской области составил 723 млрд руб­лей. Этот показатель позволил региону втиснуться в 20-ку крупнейших в стране, притом что первые 10 строчек рейтинга заняли субъекты РФ, чей уровень ВРП превысил 1 трлн руб­лей. «Неплохое место. Новосибирскую область определяют как относительно благополучный, достаточно стабильный регион со средними экономическими показателями, и в рейтингах социально-экономического положения субъектов мы находимся на устойчивом 21 месте», — доложил губернатор.

«Однако, — тяжело вздохнул «отец» области, — есть и другие особенности, над которыми следует порассуждать. На первое января 2014 года население было 2,7 миллионов человек, это 17 место среди субъектов РФ. По ВРП на душу населения мы гораздо дальше — 21 место. За прошлый год эти данные Росстатом пока не опубликованы. По итогам же 2012 года, ВРП на душу населения Новосибирской области был 244 тысячи руб­лей, то есть, 70% от среднероссийских показателей. А это — уже 42 место среди всех. Еще дальше — 44 место по ВРП в расчете на одного занятого в экономике. Почему так?»

Ответ находится в структуре ВРП Новосибирской области, которая, по словам Городецкого, в последние годы изменилась не в лучшую сторону. Сегодня ВРП главным образом формируется за счет непроизводственных сфер, таких как операции с недвижимостью и торговля (см. график). «Самую большую долю в 2012 году — 18,1% — в структуре ВРП занимали операции с недвижимым имуществом. За 8 лет, с 2004 года, этот показатель увеличился на 4,5%. Эта доля на 6,2% выше, чем в среднем по стране. Почти такая же доля в структуре ВРП у сферы оптовой и розничной торговли. А вот большинство отраслей производственной сферы в это же время снизились. Да, номинально объемы производства росли, но росли медленнее, чем росла добавленная стоимость в непроизводственных и бюджетных секторах. Вот какова реальная ситуация», — констатировал губернатор.

Причины ситуации Владимир Городецкий видит как в «производственных потерях девяностых годов», так и системных ошибках «идеологического и политического характера», вследствие чего в регионе сегодня остается немало технологически устаревших крупных предприятий, перевооружение которых требует непосильных для собственников ресурсов.

По количеству создаваемых высокотехнологичных рабочих мест в 2012 году Новосибирская область оказалась на 28 месте в стране. «Разве нормально, что Новосибирская область, обладая столь высоким интеллектуальным потенциалом, имея на территории науку, являющуюся устойчиво известной в мире визитной карточкой нашего региона, и целый ряд наукоемких производств, которыми гордятся несколько поколений новосибирцев, оказывается ниже среднего в рейтингах по стране? Нельзя назвать нормальным и то, что новые технологии, созданные новосибирцами, реализуются в других регионах России и мира, а не у нас. Нормально, когда сначала у нас, а потом уже — везде. Нормальным положение экономики региона должно стать при оперативном и правильном проведении реиндустриализации», — заключил губернатор Городецкий и выделил несколько направлений в реиндустриализации экономики.

«Во-первых, создание производств шестого (нанотехнологии. — Ред. "Эксперт") и отчасти седьмого (когнитивные технологии. — Ред. "Эксперт") перспективных технологических укладов. Определенный задел для таких производств уже есть в регионе, — убежден чиновник. — Во-вторых, одним из самых важных разделов в программе реиндустриализации должны стать мероприятия в сфере оборонно-промышленного комплекса. В-третьих, специальным разделом в программе должно быть импортозамещение. В начале нулевых годов мы практически с нуля сформировали отрасль нефтегазового машиностроения и приборостроения, так что опыт у нас есть. В-четвертых, хотя, возможно, правильнее было бы поставить «во-первых», это раздел подготовки кадров для реализации программы реиндустриализации».

Развитие промышленности находится и в центре внимания мэра Новосибирска Анатолия Локтя. «Убежден, что выход из кризиса экономики и сложной бюджетной ситуации, в которой оказался город, — прежде всего в расширении производств. Новосибирск — производственный город — у нас есть технологии, есть база подготовки кадров, есть научно-технический потенциал. Сейчас надо проанализировать ситуацию, сформулировать управленческие задачи, которые необходимо решить в первую очередь», — заявил градоначальник, подчеркнув, что сейчас стоит задача полного импортозамещения.

Активным участником процесса реиндустриализации намерена быть и новосибирская наука. Как отметил председатель СО РАН Александр Асеев, речь идет о разработках в сферах приборостроения, квантовой криптографии, внедрении нанотехнологий и наноматериалов. Многие проекты сибирских ученых уникальны, касаются производства коллайдеров, кристаллов, устройств техники ночного видения и лазера. Два года назад СО РАН создало специальный центр фундаментальных исследований обороны и безопасности.

Только вот как будет финансироваться программа реиндустриализация региона — остается загадкой, власти об этом помалкивают.

Парковый принцип

Во многом успех провозглашенной промышленной политики власти связывают с появлением в регионе (прежде всего, в Новосибирске) так называемых «точек роста» — мест концентрации усилий бизнеса, власти и науки. Отчасти таким примером служат парковые проекты Новосибирской области — «Промышленно-логистический парк», «Технопарк новосибирского Академгородка» (Академпарк), «Биотехнопарк Кольцово», «Инновационный медико-технологический центр». Созданные с нуля в «чистом поле» парки сегодня активно заполняются резидентами, чьи инвестиционные вложения оцениваются в миллиарды руб­лей. Только суммарная выручка 270 резидентов Академпарка в прошлом году составила 13,5 млрд руб­лей.

Индустриальные «точки роста» по мысли властей в ближайшее время должны появиться в Искитимском, Коченевском, Мошковском, Новосибирском, Ордынском районах — то есть, в границах территории Новосибирской агломерации.

Точки притяжения промышленного капитала уже не один год создаются и в Новосибирске. Например, научно-производственный кластер микроэлектроники, в который входят НПП «Восток», «Новосибирский завод полупроводниковых приборов», «Новосибирский завод радиодеталей «Оксид». Инициатором создания кластера стало ОАО «Российская электроника» («дочка» госкорпорации «Ростех»), консолидирующая эти предприятия. На базе новосибирских заводов в 2015 году будет создано новое научно-производственное объединение «Сибирская электроника». Начальные инвестиции в проект создания совместного предприятия — два миллиарда руб­лей. Ожидается, что после технического перевооружения предприятий кластера их совокупный доход за три года вырастет более чем в три раза — с 1,3 млрд руб­лей в 2014 году до 4,5 млрд руб­лей — в 2018-м.

Примером частного промышленного парка может служить опыт завода «Труд». После переезда предприятия с улицы Большевистской на просторную площадку завода «Сибтекстильмаш» на улице Станционной здесь сформировался пул дружественных к «Труду» предприятий. В середине двухтысячных годов среди прочих на этой площадке работала компания «Термофор» — один из крупнейших в стране производителей банных и отопительных печей. «У нашего производства (гравитационное обогатительное оборудование для черной и цветной металлургии. — Ред.) всегда был ярко выраженный сезонный фактор. Основной объем заказов мы получаем в декабре–январе и выполняем их к началу промывочного сезона, то есть, к маю–июню. А в печном бизнесе, наоборот, спрос начинается в начале лета. Нам нужно было компенсировать сезонный фактор поиском новой номенклатуры изделий», — объясняет необходимость в печном производстве генеральный директор завода «Труд» Юнус Ислямов. Сейчас на площадке «Труда» работают до 15 предприятий.

По этому же пути идет и «Новосибирский завод химконцентратов» (входит в госкорпорацию «Росатом»). Предприятие готово предоставить территорию и имеющуюся инфраструктуру для создания совместных с Росатомом проектов. «У нас уникальная площадка. Здесь может получить развитие химическая промышленность, приборо- и машиностроение. Наш приоритет — создание совместного бизнеса, а не просто сдача помещений в аренду. Мы ориентированы на наращивание объемов неядерного бизнеса», — говорит представитель отдела продвижения неядерной продукции ОАО «НЗХК» Сергей Меняйлов. Сотрудничество с НЗХК возможно в трех форматах: выпуск продукции на арендованном оборудовании НЗХК с использованием технологий партнера; создание совместного бизнеса, в котором стоимость земельных участков, оборудования и технологий закладывается в уставной капитал; а также продажа отдельных объектов вне режимной зоны для размещения профильного бизнеса партнера. Сейчас высвобождаемых территорий на НЗХК три: одна, площадью семь гектаров, находится за периметром предприятия, еще две (11,7 и 12,8 га) высвобождены из режимной зоны. Общая площадь предприятия составляет 121 га.

Перспективные «точки роста» мэрия Новосибирска видит и в неработающих промышленных предприятиях. «Являясь крупнейшим в стране муниципальным образованием, Новосибирск серьезно ограничен в проведении собственной промышленной политики. По сути, главным ресурсом, с которым муниципалитет может напрямую участвовать в создании новых производств, являются земельные участки. В ходе структурных изменений, которые случились в стране, произошла санация производств на крупных оборонных предприятиях, но инженерная и логистическая инфраструктура остались. Поэтому нам кажется, что такие площадки очень перспективны. Это ПО «Север», завод «Сибсельмаш», «Новосибирский оловянный комбинат» и целый ряд других предприятий. У нас промышленный мегаполис, и мы против того, чтобы превращать его в спальный город: нам надо пополнять бюджет за счет развития производства, и тут потенциал у города очень большой», — считает мэр Локоть.

Самый стабильный

Особые ожидания у новосибирских властей — от развития предприятий военно-промышленного комплекса (ВПК), которыми славится город. И это понятно. Госзаказ — это миллиардные бюджетные вливания в производство, стабильные рабочие места для тысяч новосибирцев, растущие налоговые отчисления в местный бюджет. Общий объем расходов бюджета страны на ВПК в 2015 году может превысить три триллиона руб­лей (примерно на 20% больше показателя 2014 года), и Новосибирску важно получить как можно большую долю от этого финансового пирога. К тому же повышенное внимание к новосибирскому ВПК проявляет и сама федеральная власть. Вице-премьер России Дмитрий Рогозин частый гость города на Оби. Последний раз он порадовал местные власти 11 ноября, приняв мэра в Москве.

«В рамках беседы вице-премьер Дмитрий Рогозин отметил, что он будет контро­лировать лично ряд программ на новосибирских предприятиях, — с радостью поведал журналистам мэр Локоть. — Цель встречи — напомнить о потенциале Новосибирска, его возможностях, чтобы при распределении большого оборонного заказа наш город не был обделен. Мы нацелены пополнять бюджет за счет развития производства. Это наша стратегическая линия, которую мы также обсуждали с Дмитрием Рогозиным». По словам мэра, он вручил Рогозину письмо, где перечислены новосибирские предприятия, «их технологические возможности, потенциал, которые мы можем использовать при получении новых государственных заказов, особенно при решении вопроса импортозамещения»: «В Новосибирске большие перспективы дальнейшего развития авиационного комплекса, радиоэлектронной базы, керамической отрасли», — констатирует чиновник. В частности на встрече шла речь об освоении серийного производства уникальной ударной системы СУ-34 филиалом холдинга «Сухой» «Новосибирским авиационным заводом им. В.П. Чкалова».

При поддержке федерального бюджета власти Новосибирска надеются на развитие кластера оптических систем на базе предприятий «Катод», «Швабе — Оборона и Защита», «Экран — Оптические системы» и институтов СО РАН. Здесь могут производиться приборы ночного видения мирового уровня. По словам начальника департамента промышленности, инноваций и предпринимательства мэрии Новосибирска Александра Люлько, продукция этих новосибирских заводов востребована и реализуется во многих странах, включая США и Евросоюз.

В сферу ВПК втягиваются и новые новосибирские производства. Так, «НЭВЗ-Керамикс» среди прочего занимается производством наноструктурированной алюмооксидной бронекерамики. Материал используется для защиты личного состава, перспективной бронетехники, а также боевых вертолетов и самолетов. Твердость нанокерамики по шкале Мооса составляет девять единиц, что лишь немногим меньше твердости алмаза. При этом весит такой материал в 1,5–2 раза меньше металла.

По словам руководителей новосибирских предприятий ВПК, гособоронзаказ позволяет динамично развиваться. «Негативные тенденции в экономике страны пока не затронули положение «Научно-исследовательского института электронных приборов» (НИИЭП). Более того, наши производственные программы выросли по сравнению с прошлым годом и к концу года этот рост составит минимум 20 процентов, — рассказывает генеральный директор «НИИЭП» Амир Алямов. — Ситуация объясняется тем, что в последнее годы государство стало очень серьезно подходить к оснащению армии вооружением и военной техникой, вследствие чего увеличивается доля производства в оборонно-промышленном комплексе. В этом году доля государственных оборонных заказов в общем объеме производства «НИИЭП» составляет более 50 процентов. Это кардинально изменило ситуацию недавнего прошлого, когда объем по экспортным контрактам превалировал над гособронзаказом».

Причем такая ситуация характерна для всей «оборонной» Сибири. «До 80 процентов общего объема производства предприятия — гособоронзаказ, соответственно, рынок сбыта остался неизменным, — отмечает генеральный директор ОАО «Красмаш» (Красноярск)Владимир Колмыков. — Более того, внешние факторы, возникающие под влиянием санкций, создают благоприятную внутреннюю среду для развития машиностроительного рынка в России. Сегодня в связи с необходимостью импортозамещения настал очень подходящий момент для перехода к производству высокотехнологичной продукции отечественного машиностроения. Наш завод осваивает и серийно изготавливает различные виды гражданской продукции, востребованной на рынке края и за его пределами, например, оборудование для атомной промышленности, а также оборудование для нефтегазодобычи».

Минуя санкции

Впрочем, санкции не сильно затронули и предприятия, не обеспеченные госзаказом. Похоже, этого хочет и сам Запад. «Мы прежде всего вводили санкции в отношении отдельных лиц и структур, причастных к аннексии Крыма. Мы не хотели навредить российско-американским связям в экономике. РЖД сотрудничает с GE и другими американскими компаниями, и мы ни в коей мере не ограничиваем этот процесс. Я как раз на днях встречался с рядом бизнесменов из США, и они продолжают продуктивно работать здесь», — заявил на прошлой неделе в интервью газете «Коммерсант» новый посол США в РФ Джон Теффт.

На это же указывает неослабевающий интерес европейских компаний к сотрудничеству с новосибирским бизнесом. Месяц назад, во время посещение Новосибирска, глава немецкой компании Fooke GmbH Йоханнес Фооке заявил о желании перейти от поставок высокоточных станков к их сборке в Новосибирске. Сейчас это ведущий мировой разработчик и изготовитель современных пятикоординатных фрезерных станков и обрабатывающих центров. Продукция Fooke применяется на машиностроительных заводах в авиастроении, автомобилестроении, скоростном железнодорожном транспорте. Почти на всех российских авиапредприятиях работают станки этой немецкой фирмы. «Мы спросили господина Фооке: а как же санкции? Он ответил, что согласовал позицию с генеральным консулом Германии, — делится подробностями переговоров Александр Люлько. — Получается, жесткие экономические заявления канцлера — это одно, а интересы бизнеса — совершенно другое. И мы договорились, что на базе авиационного завода имени Чкалова будет создан сибирский обучающий центр по эксплуатации станков Fooke. Они все-таки сложны в эксплуатации». До Fooke Люлько встречался с делегацией из Италии, а сейчас ждут промышленников из Франции.

Дорогие деньги

Но если санкции пока безобидны для новосибирской промышленности, то экономический спад при ослаблении руб­ля по отношению к ведущим валютам наносит ощутимый вред экономике большинства из порядка 230 крупных и средних предприятий региона. «Нестабильная экономическая ситуация на рынке привела к существенному росту конкуренции и снижению портфеля заказов, что отразилось на реализации инвестиционной программы предприятия текущего года — ожидаемое выполнение прогнозируем на уровне 80 процентов от запланированного объема. Мы вынужденно отказались от ряда проектов по замене оборудования. Для снижения валютных рисков уделено больше внимания поиску альтернативных поставщиков оборудования, прежде всего, российских», — сетует директор по развитию НПО «ЭЛСИБ» Дмитрий Гомаз.

«Спад экономики мы очень хорошо почувствовали, — комментирует генеральный директор ЗАО «Сибпромснаб» Алексей Васильев. — Испортилась платежная дисциплина, выросли кредитные ставки. Если говорить о современном оборудовании, то с ростом курса валют выросла цена на него и стоимость его техобслуживания. Сократилось количество заказов. Может быть, мы не снизили объемы производства и продаж, но и не выросли, а значит, точно упали на 10–15 процентов».

Выиграть на росте стоимости обслуживания импортного оборудования рассчитывает Юнус Ислямов: «Мы сейчас пытаемся расширить свое место на рынке. Мы должны выявлять быстроизнашиваемые сложные виды узлов элементов импортных линий и помогать нашим контрагентам в их сервисном обслуживании. Такую задачу я поставил перед своими сотрудниками», — говорит глава завода «Труд».

По словам директора по инвестициям QB Finance Дмитрия Лепешкина,одной из особенностей предприятий Новосибирской области является изношенность основных фондов, которая, согласно статистике, составляет более 50%. «Это означает, что в ближайшие два–три года потребуются существенные инвестиции, которые в данный момент сдерживает отсутствие недорогого западного фондирования», — подчеркнул эксперт.

Ожидания промышленников на 2015 год можно охарактеризовать как очень сдержанный оптимизм. «Снижение прибыли мы ожидаем с 2015 года, и, скорее всего, это снижение будет характерно и для 2016 и 2017 годов. Поэтому с учетом санкций ЕС и США нам мало того что необходимо сохранить цену на уровне доллара в 45 руб­лей, но и создать страховой запас по комплектующим на 2015–2017 годы. Это сейчас основная задача», — подчеркивает Амир Алямов.

«Бурная деятельность»

Впрочем, далеко не все производственники уверены в том, что объявленная губернатором Новосибирский области политика реиндустриализации окажется эффективной. Бизнес смущает чиновничье превалирование в выработке решений, касающихся модернизации действующей и создание новой промышленности, в общем, бюрократизм. «До сих пор четко никто не объяснил, что такое реиндустриализация в разрезе именно нашего региона, — говорит член Совета по вопросам реиндустриализации, председатель совета директоров ГК SFM Андрей Бекарев. — То, что я мог наблюдать на Совете, демонстрировало, что его цели связаны не столько с возрождением и дальнейшим развитием региона, сколько с попыткой создать механизм, который помог бы сделать видимость положительной и бурной деятельности».

По словам Бекарева, на Совете было высказано крайне ограниченное количество конкретных предложений. «Лейтмотив всей встречи — то, что мы полгода только будем планировать и разрабатывать программу реиндустриализации, а значит, до июня следующего года никаких реальных действий не произойдет. Во мне, конечно, это вызвало недоумение. Диагноз у региона такой, что отсрочка «лечения» приведет к усложнению ситуации по экспоненте — решения нужны прямо сейчас. Но результат Совета оказался нулевой — даже намека не было на реальные действия», — в недоумении разводит руками эксперт. Бекарев считает, что «такая махина, которую Совет представляет сегодня, работать плодотворно не сможет».

Автор: Михаил Кичанов
Источник: Группа "Эксперт"

Раздел: 
Страны: 
Россия

Последние новости